Башир ЧАХКИЕВ. С верой в счастливое будущее Ингушетии

Башир Чахкиев. Историк, ученый, общественный деятель, журналист.

Его имя стало известным ещё в юности. Он сызмальства отличался пытливым умом, с юности находился в гуще исторических и культурных событий, связанных со своим народом, был активным борцом за восстановление ингушской государственности в 90-х годах ХХ века, стоял у истоков создания ГТРК «Ингушетия» и архивной службы республики. Родился Башир Чахкиев 3 января 1938 года в с. Насыр-Корт Назрановского района и, будучи еще ребёнком, вместе с народом стал жертвой депортации, пишет интернет-газента «Ингушетия».

Детство его прошло в Алма-Атинской области. Башир рос жизнерадостным, был лидером среди сверстников. Учился легко и хорошо. Тягу к знаниям детям привил отец Ахмет Сосламбекович, финансист по образованию, до депортации занимавший должность начальника районной почтовой связи. В 1956 году Башир поступил в Алма-Атинский индустриальный техникум.

Будучи студентом, Башир вместе с соотечественниками принимал участие в общественной жизни, собирал по крупицам все, что касалось его народа. И не только собирал, но и являлся участником различных объединений. Он общался и дружил с представителями ингушской интеллигенции, был активным помощником в различных встречах, имевших общественное значение. Уже в молодые годы он располагал доверием и уважением, был душой коллектива среди сверстников. Башир всегда был неравнодушным к судьбе народа и людей, и это чувствовали все.

Нам покажется странным, но в 50-х годах ХХ века в Казахстане Башир был и участником самодеятельного ансамбля песни и танца, созданного группой энтузиастов из ингушей и чеченцев. Выступали они на различных сценах, вдохновляя своих соотечественников. Башир был огромным жизнелюбом. Он ценил и любил культуру народа — его историю, культуру, искусство, его героев. Но вскоре юноши начали поступать в вузы, уезжать домой, на Кавказ. Позже они стали известными учеными, общественными деятелями, врачами и др. Желание быть журналистом определило дальнейшую судьбу Башира.

Это оказалось непросто.

«Как ни парадоксально, нас, ингушей, принимали в медицинские институты, доверяя жизнь людей, а на факультет журналистики — нет», — шутил Башир. И всё же он окончил факультет журналистики Московского государственного университета. Семья к тому времени выехала на Кавказ. Вернулся на родину и Башир. С 1960 года работал он на республиканском телевидении ЧИАССР.

В 1966 году Башир поступил в аспирантуру в Баку, Азербайджан, где страстно собирает материалы о земляках-просветителях — Саадуле Ахриеве, Чахе Ахриеве, Адиль-Гирее Долгиеве, Раисе Дидиговой, Тамаре Ахриевой, Раисе и Тамаре Тутаевых, Гуде Гудиеве — градоначальнике Баку, и многих других. Всеми силами души пытается он вернуть к своим корням Муслима Магомаева. Башир Чахкиев, журналист, политолог, ученый и общественный деятель, всю свою жизнь посвятил делу восстановления исторической справедливости, поиску известных и забытых имен соотечественников. Круг его интересов был многогранным, его волновало все: прошлое, настоящее и будущее своего народа, искусство, архитектура, культура и политика. Он открывал новые имена, точней забытые в силу разных обстоятельств. И возвращал их народу.

Где бы ни оказался Башир, он всегда был занят поиском материалов. Он гордился успехам лауреата Ленинской премии Тамерлана Шишханова и писал о нём не раз. Дружил с легендой советского цирка и конного театра Тамерланом Нугзаровым, и именно благодаря ему Тамерлан узнал, что он из тейпа Хабриевых. Исследовательский поиск привёл Башира Чахкиева в кинематографию, где ему открылись имена кинопублицистов и писателей Шамиля Ахушкова, Берда Котиева. Он пишет о первых журналистах Султане Альдиеве, Артагане Ужахове, Османе Мурзабекове и других. Его волнует судьба общественно-политических деятелей Идриса Зязикова, Гапура Ахриева и других. Именно Башир убеждает скромную и интеллигентную семью Тутаевых дать материалы об Асият и Нине, участвовавших в Великой Отечественной войне, он пишет об участии Мальсаговых в войне и герое Ахмеде Мальсагове, подвиг которого был признан, однако Звезда Героя пришла в республику спустя многие годы. Японц Абадиев, Джабраил Картоев, Магомед Гадаборшев, Саварбек Плиев и многие другие были героями его очерков.

Башир Чахкиев занимал различные должности и одновременно вёл большую общественную работу. Был собственным корреспондентом Центрального телевидения в Чечено-Ингушской АССР; доцентом Чечено-Ингушского госуниверситета; был членом правления Всесоюзной ассоциации жертв незаконных репрессий; участвовал в съезде народов Северного Кавказа; баллотировался в Государственную Думу пятого созыва от партии «Единство»; был зарегистрирован ЦИК на пост Президента РФ (1996). «Из плеяды несгибаемых» — называет Башира Чахкиева Багаудин Гарданов, федеральный судья в отставке. «Башир Ахметович Чахкиев — один из тех, кто после депортации ингушей в 1944 году сумел закончить МГУ. Кандидат исторических наук, журналист.

У Башира Ахметовича была хорошая перспектива карьерного роста. Но такие, как он, как правило, значительных высот в карьере не достигают. Уж больно они не вписываются в рамки дозволенного властью. Потому что таким, как Башир Ахметович, в хорошем смысле «до всего есть дело». Потому что им мало просто «отработать» свой кусок хлеба. Им свойственно творчество… В феврале 1973 года, когда ингушский народ, собравшись на площади Ленина в Грозном, потребовал справедливого решения вопроса о Пригородном районе, Башир Ахметович работал собственным корреспондентом Всесоюзного радио и телевидения по Чечено-Ингушетии.

Казалось бы, озвучь по радио и телевидению происходившее на площади, не давая ему собственной оценки, и твоя задача корреспондента выполнена. Но для Башира Ахметовича такая позиция была неприемлемой. Люди старшего поколения помнят, как на специально созванном по этому случаю 10-м пленуме Чечено-Ингушского обкома партии подверглись обструкции тогдашние лидеры национального движения, как клеймили позором ингушский народ. И в этой обстановке Башир Ахметович попросил слова. Присутствовавшие там наши «национальные кадры» и даже русские, знавшие Башира Ахметовича, уговаривали его не выходить на трибуну. Но они, видимо, плохо знали Чахкиева. Он все-таки вышел на трибуну. И заявил, что ингушский народ никогда не откажется от идеи возвращения своей исконной территории, что ингушский народ и его лидеры не нарушили советские законы, что они действовали именно в рамках закона.

«Я, как ингуш, не могу промолчать. Требования моего народа абсолютно справедливы, и они должны быть удовлетворены». Закончить Баширу Ахметовичу не дали. А через некоторое время последовало «справедливое возмездие» — Чахкиева сняли с работы, лишили партбилета… Чахкиев всегда был со своим народом. И в дни проведения съездов ингушского народа, и в дни нелегкой борьбы за реабилитацию репрессированных народов, и в дни проведения референдума по образованию Ингушской Республики. Так же, как и многие другие ингушские патриоты, Башир Чахкиев в те дни, когда решалась судьба ингушского народа, почти все время, бросив семью «на произвол судьбы», находился в Москве. Нелишне будет напомнить, что все лидеры ингушского движения за возрождение своей родины были, даже по меркам того времени, людьми небогатыми«, — пишет Багаудин Гарданов («Сыновья Ингушетии»).

Общественная работа, активная жизненная позиция занимали всё его время. Вся жизнь Башира Чахкиева, несмотря на научную и преподавательскую деятельность, была связана с телевидением. Образование, полученное в МГУ на факультете журналистики МГУ по специальности «телевидение», Башир Чахкиев в полной мере использовал, открывая ГТРК «Ингушетия».

О том, как шла работа по формированию телевидения, пишет его коллега — журналист Аслан Кодзоев в своём очерке «О Башире Чахкиеве, о создании ГТРК «Ингушетия»: «Первый выход в эфир телевидения состоялся 20 декабря 1992 года, в 18 ч. 30 мин. ГТРК «Ингушетия». Родилась эта структура, архиважная для любого народа и территориально-государственного образования, исключительно благодаря известному в свое время тележурналисту, бывшему спецкору ЦТ СССР в ЧИАССР, члену оргкомитета и Народного совета Ингушетии по восстановлению государственности ингушского народа — Баширу Ахметовичу Чахкиеву. Это были его идея и его детище, и новообразуемой республики, ибо не будь издан закон об образовании Ингушской Республики в качестве самостоятельного субъекта РФ, не могло быть и ничего иного, в том числе и государственной республиканской телерадиокомпании. Но идея и большой труд по созданию на голом месте данной ГТРК принадлежит исключительно Б. А. Чахкиеву.

Это он задался такой целью и сразу после издания закона об образовании республики начал формировать себе для реализации этой идеи команду из немногого числа специалистов-ингушей, готовых встать рядом с ним. Так, первым, кому он предложил встать с ним рядом ради такого дела, оказался Руслан Хамидович Котиев, работавший тогда по технической части в лаборатории ЧИГУ имени Толстого в Грозном. И фактически, благодаря двум этим патриотам и специалистам появилась вскоре ГТРК «Ингушетия»…

Именно Башир Чахкиев и Руслан Котиев добились через федеральное министерство принятия решения о создании данной компании, и министр РФ М. Полторанин 13 августа 1992 г. издал соответствующий приказ. Логически именно эту дату и следует считать днем рождения ГТРК «Ингушетия», а не 20 декабря, как уже стало привычно» (А. Кодзоев «О Башире Чахкиеве, о создании ГТРК «Ингушетия»). Б. Чахкиев грамотно руководил. Были записаны первые интервью, но затем наступила пауза до 20 декабря 1992 года. Именно в тот день «в полную мощь заработала телерадиокомпания с выходом в эфир телевещания на постоянной основе. И это стало поистине грандиозным событием в новейшей истории народа вслед за образованием своей республики» (А. Кодзоев «О Башире Чахкиеве, о создании ГТРК «Ингушетия»). Я помню тот вечер, и помню тот первый выход в эфир. Башир сиял от радости, оттого что смог! Сумел! Отстоял! «Ва, наха! Аз бокха кха бокха шоан!» — обратился он на родном языке к телезрителям: «Народ! Я хочу довести до вас огромную новость! Открылось Ингушское телевидение!» И в этом был он весь! Он жил жизнью своего народа. Другой у него не было.

Но добившись права открыть собственное телевидение, надо было еще изыскать возможность его запуска. Нужно было найти оборудование, помещение, работников. Он сумел пригласить специалистов из Ставропольского края. А для размещения телестудии помещение ему предоставил федеральный судья Багаудин Гарданов, в подвале районного суда. Позже он же выделил телестудии большой зал судебных заседаний, хотя к тому времени коллектив суда тоже работал в стесненных условиях. Информационные, аналитические, просветительские и развлекательные программы сменяли друг друга.

Будучи руководителем, Башир и сам активно выступал и вел ряд исторических передач. В республике помнят его живые выступления, и как ему не хватало времени и многое оставалось недосказанным. Вскоре должность руководителя ГТРК «Ингушетия» ему пришлось оставить. Но отстраненный от должности руководителя ГТРК Башир Чахкиев не впал в отчаяние и с таким же энтузиазмом начал формировать с нуля новую структуру — Архивную службу Ингушетии. Не было помещения, документов, техники, штатных сотрудников, зарплаты. А работа между тем была начата. «Архив — это основа государства, значение его в истории того или иного народа трудно оценить словами… Это жизнь, запечатленная в документах, это наше прошлое, настоящее и будущее», — говорит он в те дни. Буквально с первых дней формирования Архивной службы РИ он радеет за возвращение ингушскому народу архивов из Чеченской Республики, относящихся к истории и культуре народа.

По этому поводу Башир Чахкиев неоднократно встречался с начальником департамента архивов Чеченской Республики Д. Хажаевым, вице-премьером Х. Ферзаули, заместителем начальника департамента архивов М. Музаевым, писал письма на имя руководства Чеченской Республики с просьбой выдать документы, касающиеся ингушей и Ингушетии. Наконец, в конце 1994 года, Д. Дудаевым было издано постановление о передаче ингушского архива Республике Ингушетия. Но начавшиеся военные события в Чеченской республике так и не дали возможности вывезти архивы (А. Газгиреева «Ценнее хлеба и воды», газета «Ингушетия» от 4 сентября 1999 г.). Башир приносил в Архивную службу материалы, которые он копил годами, — воспоминания, статьи, фотографии, книги, вырезки из газет. Он создал полноценную Архивную службу РИ.

Нельзя обойти словами и тот факт, что, рискуя жизнью, Башир не раз выезжал во время боевых действий в Грозный для того, чтобы вывезти частные архивы, уцелевшие документы и материалы людей. Так, архив первого историка из ингушей Мурада Базоркина вывез вместе с его сыном Алаудином Базоркиным именно Башир Чахкиев. Из горящего здания краеведческого музея привёз рукописи историка и общественного деятеля Мурада Куркиева и вручил их его дочери, Е. М. Куркиевой-Мальсаговой, именно Башир Чахкиев. И сколько было таких примеров. Он рисковал жизнью, но не останавливался перед неминуемой гибелью архивов ингушей и Ингушетии. Он снова и снова выезжал на своей старенькой машине, желая спасти ещё хоть толику исторических документов. «Каждый листочек из архива может оказаться документом исторической важности.

Редкая фотография или старинный экспонат — ценность столь же важная для человечества, как хлеб, вода, электричество», — не уставал повторять Башир. (А. Газгиреева «Ценнее хлеба и воды», газета «Ингушетия» от 4 сентября 1999 г.). Пользуясь своим авторитетом, используя связи, он собрал трудоспособный и профессиональный коллектив и наладил работу. С ним рядом были Халит Хамхоев, Аза Гайтукиева, Дугурхан Кокурхоева и др. Свою титаническую работу по формированию Архивной службы Ингушетии они начинали в тесном вагончике, где негде было хранить бумаги, затем на базе АМООС (Алханчуртская межрайонная оросительно-обводнительная система). «А как радовались мы, когда Башир Чахкиев приобрёл сканер, — вспоминает сегодня Аза Гайтукиева. — Много лет прослужил он архивной службе и после того, как Башира сменило другое руководство. Достаточно сказать, что все посемейные списки ингушей, которые изданы в четырех томах архивной службой, копировались на этом устройстве». Наряду с тем, что началась работа по сбору архивных материалов из республики, работники архивной службы уделяли внимание формированию и комплектованию исторических материалов. Они имели поддержку в руководстве Госархива России, архива департамента Министерства иностранных дел России и т. д. Активно работал в архивах страны заместитель руководителя Архивной службы РИ Халит Хамхоев. Несмотря на ограниченные возможности, Архивная служба РИ проводила выставки, встречи, разнообразные мероприятия. «Он был человеком слова и дела. Общительный, позитивный, Башир Чахкиев радовался каждому документу и фотографии. Он всеми мыслями был в работе, соединяя в своих рассказах прошлое народа, настоящее и его будущее. У него ни времени, ни желания не было для пессимизма, если по каким-то причинам лишался должности, работы. Он тут же находил тот участок работы, где может принести пользу. Он верил в большие перспективы своей республики», — вспоминает его коллега Аза Гайтукиева. Через всю свою жизнь пронёс Башир Чахкиев любовь к своим истокам, народу, памятникам культуры.

«Архитектурные памятники Ингушетии — боевые башни и склепы по уникальности сродни египетским пирамидам», — гордился он. Уважая традиции предков, обычаи народа говорил: «Ингуши за стол не сядут, пока не выберут себе тамаду! Организованность и дисциплина в Ингушетии всегда имели место. У нас умеют почитать силу разума и интеллекта и прислушиваться к старшим и по возрасту, и по званию» (Р. Караев. Южный Федеральный. 20.03.2002) Огромной болью прошла через сердце Башира Чахкиева трагедия осени 1992 года, когда ингуши были вынуждены оставить свои дома в Северной Осетии. Он пытался сказать правду об этой трагедии и говорил, писал сам, привозил журналистов, устраивал встречи.

Для него эта трагедия была неразрывно связана с депортацией народа 1944 года. Всю эту боль, и все с чем сталкивался, о чем писал, рассказывал и верил, он пропускал через сердце. Оно не выдержало. В 2008 году после продолжительной болезни Башир Чахкиев ушел из жизни. Не было такой отрасли жизни народа, которой бы не интересовался Башир. «Башир Чахкиев — это человек, жизнь которого можно охарактеризовать как подвиг и безграничное служение своему народу. Он как гражданин, патриот, журналист, чьи поступки и дела были продиктованы желанием восстановить попранные права народа, заслуживает достойной памяти о нём», — пишет Рукет Чахкиева (Р. Чахкиева «Рукопись»). О Башире Ахметовиче Чахкиеве и его бурной, многогранной деятельности можно писать трактаты. Он давно не принадлежит только своей семье. Он перешагнул эту грань и стал народным. Думаю, напоминанием о нём должны быть стенды на ГТРК «Ингушетия», в Госархиве Ингушетии, в музеях. Его имя должно быть увековечено в названиях улиц, учреждений. Общественный деятель, журналист, ученый, он всю жизнь занимался глобальными проблемами народа и общества, думал о других, о народе, об Отечестве, забывая о себе и своей семье. Он честно и неустанно служил своему народу. З. Дзарахова, доктор исторических наук

Источник «Ингушетия» — интернет-газета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *