Михаил Жванецкий: прохождение ЧМ по футболу в России освежает патриотизм

Знаменитый писатель — о футболе, женщинах и борьбе с коррупцией известный писатель-сатирик, многолетний «дежурный по стране» михаил жванецкий ответил на вопросы ведущего программы алексея бегака.

«Люблю женский теннис» 

Алексей Бегак: Начинается чемпионат мира по футболу, построено 12 стадионов, раскуплены все билеты. Играть придётся! Вы сами болельщик, Михаил Михайлович? И почему мы используем глагол «болеть», описывая чувст­ва поклонников спорта? Ведь болеть душой — скорбеть, вместе сожалеть о чём-то…

Михаил Жванецкий: Я с интересом стал смотреть по ТВ соревнования по хоккею и футболу. Из политики меня выдавила скука — во всех этих передачах всё предсказуемо, никто ни разу не сказал: «Я был неправ!» Если ты хочешь что-то живое видеть по телевизору, ты выбираешь спорт. Особенно женский теннис! Я даже забегал с другой стороны телевизора, чтобы посмотреть, как смотрится та, которая мне нравится. Так постепенно я перешёл от политических диспутов к настоящим соревнованиям, где две команды, где противники, где есть свои жертвы, своя кровь. И самое главное — есть правила этой схватки, есть судья. Всё это — как маленькая война. Конечно, это интересно смотреть! 

Амбиции англичан при уровне Зимбабве. Эксперт о шансах сборной России на ЧМ

А футбол… Как-то меня спросил один мальчик: «Михаил Михалыч, что у нас с футболом?» — «Я думаю, не получается». — «А что у нас получается?» — «Замолчи, мальчик». 

Прохождение чемпионата мира по футболу в России, конечно, освежает патриотизм. Правда, неловко — наверное, будем болтаться где-то внизу. Но будем надеяться. А боление… Да, болеть — переживать за своих, ну а как же? Другое дело, что свои подводят часто, а мы продолжаем переживать. 

— Глава Германии Ангела Меркель прилетела в Сочи на переговоры с нашим президентом Владимиром Путиным и сразу получила от него букет. Чему была очень рада, о чём свидетельствуют фотографии — видно же, что прям счастлива. Но ещё она получила всю возможную критику в СМИ, немецких в большей степени.

— Что, не должна была брать?

Правда ли, что Путин обидел Меркель, подарив ей букет цветов?

— С одной стороны, вроде симпатично: у нас мужчины в стране — ещё мужчины. С другой — в этом можно усмотреть некий запрещённый приём, попытку смягчить партнёра по переговорам ещё до их начала. Представьте обратную ситуацию: приезжает Путин к Меркель, а та ему сразу с порога ящик баварского пива…

— Знаете, если посмотреть на чиновников — вообще на чиновников — это люди бесполые. Там женщин нет. Все эти премьер-министр-женщина, канцлер-женщина — скорее, бесполые существа. Она не может быть законодательницей мод, она бесполо одета — на ней нечто полумужское-полуженское. Поэтому дарить букет такой — это тоже надо иметь мужество. 

Без коррупции жить будет хуже

— Общественный фонд «Национальные ресурсы образования» и общество «Знание» предприняли попытку постичь природу взятки и провели большой опрос. Выяснилось, что подавляющее большинство граждан осуждают это явление. При этом среди осуждающих много тех, кто взятки брал, причём неоднократно. Михаил Михайлович, у вас есть какой-то способ борьбы с коррупцией?

— Сейчас взятки, по-моему, видоизменились — никто не волочёт конверт с деньгами, не кладёт его на стол. Сейчас это откаты — до наличных не доходит. Я не специалист в этом вопросе, но прошлое у меня неприятное. Я тоже с гаишниками всё время разговоры вёл… В душе считал их интеллигентами среди милиции: «Благодарю вас, будьте осторожны, там поворот, пожалуйста». Это была не борьба с коррупцией, а встреча коррупционера с тем, кто его коррумпировал. Однажды был случай. Андрей Битов, Володя Высоцкий, Резо Габриадзе и я из ресторана Дома литераторов перемещались в Дом актёра на Тверской. И каждый гаишник, увидев Высоцкого, заставлял его петь. Денег не брали, но по рации передавали, следующая бригада нас останавливала, и он опять пел. Он и нас заодно спасал — нас же никто не знал, а Володю знали все. Помню, что до этого дома актёрского мы очень пьяными приехали. Мы до того были пьяные, что разделись и в лифте повесили свои пальто. Жуткое дело!  

Министры под раздачу. Как в СССР наказывали взяточников?

Лично мне кажется: если мы уничтожим корупцию, жить станет гораздо хуже. Если мы все будем поступать по закону, хреново всем будет — пока у нас такая Дума с этими невнятными законами. Они ещё не научились их создавать, а мы уже научились коррумпировать. Пока они научатся… Наверное, мы не доживём ни до ликвидации коррупции, ни до лучшей жизни. Сейчас жизнь с коррупцией нормальная — в магазинах всё есть, одежда есть, еда есть, а кто там кому какие откаты даёт… Я же пережил три режима, при которых в магазинах ничего не было. Что при Иосифе Виссарионовиче, что при Леониде Ильиче, что при Черненко… Иосиф Виссарионович перестрелял всех производителей за то, что в стране нет хлеба. Все едоки остались довольны, но хлеб исчез совсем. Мы стояли в диких очередях. Как-то явился мой друг-музыкант домой в 5 утра, начал раздеваться, жена говорит: «Аркаша, ты что, только пришёл?» — «Ты что, с ума сошла? Я иду за молоком». И стал одеваться. И она поверила, потому что тогда в 5 утра надо было занимать очередь за чем-то дефицитным…

Поэтому я и говорю, что считаю сегодняшнюю жизнь совершенно нормальной. Не буду говорить — хорошей, плохой — просто нормальной. Потому что открываешь дверь в магазин и больше не говоришь «…твою мать», глядя на пустые прилавки. Всё есть. Запретили сыры — санкции. А сыр есть! Вкус — не знаю, но сыр есть. И промтовары тоже. «А этот размер есть?» — «Есть». «А другая модель ботинок есть?» — «Есть». Обувь есть!!! Понимаете, для такого пацана, как я, это совершенный восторг! 

Вопросы от читателей «АиФ»:

Как вы располагаете к себе человека, если чувст­вуете, что он не особенно идёт на контакт? Есть ли у вас секрет?

Константин Мишин, Барнаул

— Секрет есть. Поворачиваюсь и ухожу. По крайней мере в обозримом для моей памяти прошлом я уже себе это позволял.

Мужчины в юбках: как актёры перевоплощались в актрис

— Когда мужчина-актёр переодевается в женщину, это всегда очень смешно — Калягин в «Здравствуйте, я ваша тётя!», Табаков в «Мэри Поппинс». А вот когда актриса-женщина переодевается в мужчину, это нелепо. Почему так?

Анна, Калуга

— Забавно, потому что мы не видим мужчин в женской одежде, передвигающихся по улице, — мы их видим только на сцене и в кино. Но мало переодеться в платье, надеть парик. Надо играть. А перечисленные актёры — талантливые. Поэтому и воплотили женщин смешно. 

А вторая часть вопроса… Женщины смотрятся вообще несмешно. Юмористки, когда начинают говорить, тогда становятся смешными. А вот выглядеть смешно они не позволяют себе совершенно. Потому что мы, мужчины, слишком любим женский пол, чтобы позволить себе рассматривать женщину как клоуна. Бывает что-то похожее в «Камеди Вумен», но не очень успешно. Женщиной хочется любоваться, над ней не хочется смеяться. 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *